Крестовый туз вся моя знакомая шпана текст

Вся моя знакомая шпана (Школьные друзья 2) — Крестовый туз. Слушать онлайн на Яндекс.Музыке

крестовый туз вся моя знакомая шпана текст

Крестовый Туз - Вот и Новый год, Крестовый Туз - Дальнобойщик, Крестовый Туз Крестовый ТузВся моя знакомая шпана (Школьные друзья- 2). Key and BPM for Вся моя знакомая шпана by Крестовый Туз. Also see Camelot , duration, release date, label, popularity, energy, danceability, and happiness. скачать бесплатно и слушать онлайн. шпана ну разве я плохой Слушать . Крестовый туз Вся моя знакомая шпана ("Школьные друзья-2").

Я сидел на нарах под окошком, смотрел в зарешеченное небо. Там, в синеве, дотлевал прозрачный июльский закат. Кто-то тронул меня сзади за плечо, сказал шепотком: Мы частенько с ним так общались - перестукивались, делились новостями. На этот раз сообщение его было кратким. Так что жди - по утрянке вызовут! Срока, говорят, будут теперь кошмарные… Не дай-то Бог! Я пожал в сомнении плечами. Нет, о нем пока разговора не. Новость эта, как вскоре выяснилось, оказалась верной.

Губительные его последствия мне пришлось испытать на себе так же, как и многим тысячам российских заключенных… Но это потом, погодя. А пока, примостясь на дощатых нарах, я ждал утра - ждал судного часа. По коридорам, топоча, прошла ночная дежурная смена.

Текст песни Крестовый Туз - Вся моя знакомая шпана

Отомкнув кормушку, небольшое оконце, прорубленное в двери и предназначенное для передачи пищи, надзиратель заглянул в камеру и затем сказал с хрипотцой: Постоял так, сопя и щурясь, обвел нас цепким взглядом и с треском задвинул тугой засов.

День отошел - один из многих тюремных дней, уготованных мне судьбою. Струящийся за решеткой закат потускнел, иссяк, сменился мглою. И тотчас под потолком вспыхнула лампочка, неяркая, пыльная, забранная ржавой проволочной сеткой.

Свет ее лег на лица людей и окрасил их мертвенной желтизной. Многолюдная, битком набитая камера готовилась ко сну: Здесь каждый находился под следствием и дожидался суда. И грядущее утро для многих в камере было роковым, поворотным… Что оно принесет и каковым оно будет? Внезапно в углу, неподалеку от окна, раздался негромкий дробный стук. Впрочем, в тюремной азбуке эти знаки, как правило, опускаются.

крестовый туз вся моя знакомая шпана текст

Потянулся в угол и прильнул к стене, и сейчас же по лицу мне - по глазам и скулам - хлестнули холодные капли. Так вот в чем дело! Это сочилась камерная сырость. Наводненный контрабандистами, бендеровцами и валютчиками, он привлек меня не случайно. Устав от скитаний и тягот бездомной жизни, я решил пробраться на Запад, во Францию, к своим родственникам, уехавшим из России после революции. Мне указали путь, дали нужные адреса во Львове.

Я прибыл туда и попал к украинским террористам, в одну из их бесчисленных подпольных организаций. Бендеровцы должны были переправить меня за кордон, но не смогли, не успели. И ни украсть, ни выпросить я тоже не мог; случайные редкие хутора встречали пришельцев враждебно и настороженно. Я пил гнилую воду из луж, ел траву и даже крапиву листья ее надо сворачивать так, чтобы внешняя жгучая их сторона оказалась внутри, тогда крапива становится вполне съедобной, обретает привкус свежего огурца.

Две недели разъезжал с ними на местных поездах, подработал немного денег, окреп, поправился, пришел в. Неподалеку от Конотопа мы встретили в тамбуре ночного вагона двух спекулянтов, везущих на полтавский рынок цветные румынские шали и дамское белье. Часть их товара мы забрали себе, и той же ночью, к утру, были задержаны линейной милицией по обвинению в железнодорожном грабеже.

Я вспоминал все это, томясь бессонницей и коротая ночь. Она тянулась мучительно и долго. Камера давно спала уже, было тихо, только в противоположном конце ее слышалась глухая возня, торопливый шепот. Я уловил обрывки странных фраз: И различил неясные шевелящиеся тени.

Публика эта принадлежит к преступному миру, но не входит в его элиту. В тюремном табеле о рангах она занимает положение небольшое, неважное. Шкодники были чем-то взволнованы. Я окликнул их погодя: Мы его прикрыли, - сказал, приближаясь ко мне, один из шкодников. Он держал в руке суконный новенький полосатый пиджак, осматривал его и ухмылялся, морща губы: Чего ж его мертвому оставлять? Ему ведь все равно. Теперь для него любая одежда годится, а лучше всего - деревянная.

Когда покойника выносили из камеры, я посмотрел на его лицо; молодое, скуластое, все в рыжих веснушках, оно еще не утратило красок и было до странности безмятежным.

А ведь его раздевали еще дышащим, теплым, в сущности полуживым. О чем он успел подумать в последний момент? Какая мысль пронзила его и утешила, примирила с тем, что случилось?

Заснул я трудно, перед самой зарей, и сны мне виделись тяжкие, болезненные, мутные: Жжется… если бы у нас были вещи! В это утро со мною на суд отправлялось немало народа.

Шумную нашу ораву пересчитали в коридоре, выстроили попарно и вывели на тюремный, залитый режущим солнцем двор. Была суббота - день передач и свиданий - и возле ворот, неподалеку от воронка, теснились пришедшие с воли женщины. Одна из них, рыжеволосая, с высокими скулами, показалась мне странно знакомой: Внезапно руки ее дрогнули, лицо напряглось, заострилось, глаза расширились и остекленели.

крестовый туз вся моя знакомая шпана текст

Я проследил за ее взглядом и вдруг понял, кто она, сообразил, в чем суть! Женщина увидала в толпе суконный новенький полосатый пиджак - пиджак своего сына. Потом перевела взгляд дальше и там, на чужих, незнакомых людях, распознала остальные его вещи: Мгновенная темная судорога прошла по ее лицу, но - удивительное дело! Рот ее был сомкнут, губы белы.

Что-то она, очевидно, угадывала, постигала… И, заранее ужасаясь этому, молчала, боялась слов. Так она стояла, следя за нами, и что-то каменное было во всем ее облике. Только руки ее, державшие кастрюлю, дрожали все сильней и опускались все ниже и ниже, проливая на землю, в пыль, принесенный для сына суп. После того, как прокурор произнес обвинительную речь он настаивал на применении самых решительных мервыступил наш защитник.

Странный это был защитник! Тщедушный, узкогрудый, заметно лысеющий, он помедлил с минуту, скользко глянул на нас и потом сказал, пожимая щуплыми плечами: Надо бы, конечно, но не хочется! Это ведь не советские люди: Взгляните на эти лица; на них явственно проступают черты кретинизма, дурной наследственности и всевозможных пороков. При этих его словах судья заметно оживился и протер очки. Разместившиеся по бокам его заседатели обменялись короткими репликами. Потом все они пристально стали разглядывать нас, очевидно ища на наших лицах следы кретинизма, подмеченного оратором.

Что-то я таких не видывал, не. А впрочем, что я вообще знаю? В зале между тем нарастал смутный шум. Низкий женский голос сказал из задних рядов: Это какой-то милиционер переодетый. Ты защищай, а не пакости! Итак… - он грузно поворотился к говорившему, - продолжайте, только покороче. Конечно, здесь можно найти некоторые смягчающие обстоятельства: К трудовой деятельности их, естественно, не приучали, положительных примеров взять им было неоткуда.

И в этом смысле для них - это бесспорно - будет полезной и оздоровляющей суровая дисциплина и упорный, обязательный, физический труд! Он умолк и уселся, утирая ладонью взмокшую лысину. Суд удалился на совещание. Указа, во всяком случае, нам не избежать. В соответствии с новым кодексом двух моих товарищей Цыгана и другого - по кличке Резаный приговорили к десяти годам лишения свободы.

Они, кстати, шли туда. Вид у них был плачевный: Суд использовал их показания, а затем, в свою очередь, привлек их к ответственности за спекуляцию. Не надо было подличать, хитрить, собирать на дерьме сливки. Цыган был настроен философски.

крестовый туз вся моя знакомая шпана текст

Мы же ведь поступили с вами по-божески, совестливо: Ну как быть честным в этом мире? Где она, истинная совесть? Он произнес это с надрывом, воздевая руки и гремя железом. Он искренне сокрушался по поводу того, что в этом мире утрачены понятия чести. Однако конвоир помешал ему продолжить монолог. Было приказано умолкнуть и поторапливаться… И так, в молчании, мы добрели до воронка. В том боксе, куда я попал, сидели шкодники - те самые, что раздевали этой ночью умирающего мальчика… Новый сталинский Указ коснулся и их; всем им дали по десять лет, гораздо больше, чем.

И вот же до чего подло устроен человек! И главное, за что? За простую чернуху, за куклы! Чернухами на блатном языке называются мелкие базарные аферы. Некоторые из них весьма любопытны и не лишены остроумия. Забавно выглядит, например, покупка часов. Подойдя к прилавку, клиент придирчиво выбирает часы, осматривает их и подносит к уху. Он держит часы упрятанными в ладони так, чтобы продавец не видел. Товар так себе, дрянь.

Мне такой и даром не нужен. Он разводит руками - ладони его пусты. Потрясенный продавец учиняет скандал, однако доказать ничего не. Успешно практикуются также различные игры - картежные, азартные, с фокусами. Тут, как правило, работают втроем. Один ведет игру, держит банк. Другой выступает в роли игрока, причем игрока удачливого, которому все время везет… Третий слоняется в толпе и резонерствует, дает советы, ахает, переживает.

Афера эта порождена российской нищетой. Его достают из сумки, украдкой показывают покупателю надрывают газету, дают пощупать материал и затем поспешно прячут: Торговец нервничает и предлагает отойти в другое, укромное место. Там-то и состоится сделка.

Крестовый Туз - Альбомы - Allrussian Board Русскоязычный форум в Германии

Сверток снова извлекается из сумки; внешне все здесь - упаковка и бечева - все совпадает до точности. И так же надорван краешек газеты… Но это уже не прежний настоящий товар, а кукла, набитая рваным тряпьем.

На такой вот кукле и заловились эти шкодники. Покупатель им попался въедливый, тертый; он сразу заподозрил неладное. Тут же, на месте, проверил сверток и кликнул милиционера… Теперь они громко порицали судьбу, эту власть и новый кодекс. Указ увеличил все срока примерно втрое. В соседнем боксе помещался тихий, седенький, ласковый старичок; он был арестован за людоедство и приговорен к двадцати пяти годам каторжных работ.

Судя по рассказам, он начал промышлять этим в последний год войны. В ту пору по Украине бродило немало людей таких же, по существу, как и я сам! Он убивал людей ночью, спящих, протыкая им черепа большим сапожным шилом. Трупы старичок разделывал аккуратно. Кости закапывал в огороде; из хрящей и пальцев варил холодец; мясо шло на котлеты. В течение двух лет с по год торговал он котлетами на станционных базарах… И разоблачен был случайно, из-за костей: Костей оказалось так много, что следователь поначалу принял их за останки неизвестной братской могилы.

Эту версию упорно поддерживал и старичок. Но и здесь его подвели эти самые кости! Слишком уж были они гладкими, очищенными, вываренными. В тюрьме он вел себя смирно администрация постоянно ставила его нам в пример! Каждому из них а было их здесь двое дали по двадцать пять лет - полную катушку! Поняв, что теперь им нечего терять, они, наконец, заговорили во весь голос. Обладателя этого баса - Арона Бровмана - я знал; мы несколько дней сидели с ним вместе в КПЗ в камере предварительного заключения, куда помещают задержанных сразу же после ареста.

Талантливый лингвист и крупный филолог, Бровман работал после войны в Харьковском университете, заведовал там кафедрой. Затем напуганный доносами и растущим антисемитизмом бежал из университета в провинцию, к конотопским своим родственникам. Поступил в среднюю школу и какое-то время жил спокойно - преподавал историю литературы. И все же от доноса он не уберегся; сгубила его любимая наука. На одном из экзаменов он завалил бездарного ученика, шалопая, путавшего рыцарские ордена с ордерами на землю… Родители шалопая потребовали переэкзаменовки.

Они предложили ему взятку - он выставил их вон. Тогда последовал донос, и вскоре филолога взяли по подозрению в крамольной и злонамеренной деятельности. На суде, помимо прочих грехов, его обвиняли также в том, что он морально развращал учащихся, знакомя их с порочной буржуазной культурой: Товарищ его по несчастью - бывший военный - тоже был жертвой доноса.

Дёмин Михаил. Блатной (Весь текст) - tidecytinp.tk

Потрясенный жестокостью приговора, он всю дорогу растерянно и гневно проклинал существующие законы. Ой, не смешите… Эта система основана как раз на беззаконии. И чудовищные наши срока - наглядное тому подтверждение. Он-то как раз казнил себя за формальность, за суетность своей жизни, за удаление от Храма, и вот теперь ужаснулся тому, что перекрестился просто-напросто на светофор. Мутная изжога, перегар газетной ночи, поднялась в душе.

Симфи даже ностальгии не оставляет на своей территории. Переключили свет, и через минуту Лучников понял, что овальная, пронизанная светом сфера — это и есть теперь Церковь Всех Святых в Земле Российской Воссиявших, последний шедевр архитектора Уго Ван Плюса. По идее, подземное движение устроено так, что машины набирают все большую скорость и выносятся на горбы магистралей, держа стрелки уже на второй половине спидометров. Однако идею эту с каждым годом осуществить становилось труднее, особенно во время уик-эндов.

Скорость в устье туннеля была не столь высока, чтобы нельзя было прочесть аршинные буквы на бетонной стенке ворот. Этим пользовались молодежные организации столицы, Они спускали на канатах своих активистов, и те писали яркими красками лозунги их групп, рисовали символы и карикатуры.

Сейчас, выкатываясь из Восточных ворот, Лучников с усмешкой наблюдал за трудом юного энтузиаста, который висел паучком на середине стены и завершал огромный лозунг: Коммунизм — светлое будущее всего человечества перекрывая красной краской многоцветные откровения вчерашнего дня. Временами он бросал вниз, в автомобильную реку, какие-то пакетики-хлопушки, которые взрывались в воздухе, опадая агитационным конфетти.

Впрочем, все врэвакуанты так или иначе знают друг друга. Между прочим, как здоровье генерала?

крестовый туз вся моя знакомая шпана текст

Обе дамы очаровательно оскалились. Я им хамлю, а они не перестают улыбаться. Ах да, ведь в этом сезоне я жених. Господин Нессельроде повернул голову и что-то сказал. Немедленно телеграфирую вам или позвоню. Давайте вообще сблизимся по мере возможностей.

Я немолод, но холост. Левые взгляды не в счет. Лучников поджал педаль газа, и его ярко-красный с торчащим хвостом спортивный зверь, рявкая турбиной, ринулся вперед, запетлял, меняя ряды, пока не выбрался из стада и не стал на огромной скорости уходить вверх по сверкающему на солнце горбу Восточного Фриуэя. ВФ, вылетая из Симфи, набирает едва ли не авиационную высоту. Легчайший серебристый виадук с кружевами многочисленных съездов и развязок, чудо строительной техники.

Разбитый асфальт главной площади и неизменная фигура на постаменте, Был ли там Вечный Огонь? Нет, кажется, только областным центрам полагается по статусу Вечный Огонь. Да, в Фитеже не было Вечного Огня. В магазине у прилавка стояло несколько женщин. Они обернулись и молча смотрели на вошедших.

Может быть, приняли за иностранцев — странные сумки через плечо, странные куртки… Пока они ходили и осматривали прилавки, женщины все время молча глядели на них, но тут же отворачивались, если они замечали. В общем, здесь не было. Впрочем, не нужно преувеличивать, вернее, преуменьшать достижений: Спрессованная индустриальным методом в здоровенную плиту, рыба уже не похожа была на рыбу, лишь кое-где на грязно-кровавой поверхности брикета виднелись оскаленные пасти, явившиеся в Фатеж из вечной мглы.

Чудесная склонность советского населения к уменьшительным обозначениям продуктов была ему давно известна. Вот эта способность русских баб мгновенно переходить от хмурости, мрачной настороженности к душевной теплоте — вот это клад!

крестовый туз вся моя знакомая шпана текст

Непонятный чужой человек вызывает подозрительность, человек же, желающий сырку, сразу становится понятен, мил и сразу получает добрую улыбку. Однако лед был расколот, ехидство московского интеллектуала пропало втуне. Масло иной раз подвозят, а за колбасу этого не скажешь. Надо в Орел ехать, и то с утра. В этот час уже все продано. Вы сами-то, друзья, куда едете? Они повернули к машине. Тогда позволь тебе преподнести советский сувенир из глубины России, отвези его на Остров и угости друзей.

Гангут протянул Лучникову плоскую банку консервов. По боку банки вилась призванная возбуждать аппетит надпись: Такого рода воспоминания о континенте присутствовали. Невразумительное сообщение из Западной Африки? Встреча с этими дурацкими Нессельроде?

Возраст, в конце концов, паршивое увеличение цифр. Вес это, конечно, дрянь, но дрянь обычная, нормальная, Между тем Лучникова — вот наконец-то нащупал! Что-то мелькнуло особенное в голосе отца, когда он произнес: Явно вымученный императив в устах отца беспокоил и угнетал сейчас Лучникова.